Новости
29 сентября 2017, 03:04

Байлаора откроет школу фламенко в родном Берёзовском (+ фото)

Автор : Елена КалягинаРуководитель школы-студии фламенко La Tati в Берёзовском Татьяна Максимова

Фламенко. Огненный андалузский танец, объявленный ЮНЕСКО достоянием человечества. Популярность его в современной России огромна, а потому трудно представить, что всего лишь четверть столетия назад о существовании фламенко знали лишь профессионалы.

Исполнительницу танца фламенко называют байлаора (bailaora), а традиционное платье, в котором она танцует – bata de cola (бата де кола).

Притягательная сила фламенко – в способности через страсть и боль, любовь и смерть снова и снова возрождаться к жизни. Магия его – в опустошающей откровенности, способности раскрыться и впустить в свой мир каждого, кто готов пройти крутые виражи простой и сложной, как цыганская дорога, человеческой судьбы. Ритм фламенко – стук бьющегося в унисон с ритмом гитары сердца. «В Андалусии фламенко – основа жизни», – так считает виртуозная Кристина Ойос.

«Основой жизни» фламенко стал и для Татьяны Максимовой, талантливой танцовщицы из Екатеринбурга, знающей не понаслышке о трудностях пройденного пути.

– Татьяна, Вы однажды пошутили, что во фламенко Вас привел случай. Но, если серьезно, как появились в Вашей жизни ритмы Испании?

– Это было 13 лет назад. На канале НТВ шла передача «Принцип домино», во время которой испанка, несколько лет прожившая в Москве, рассказывала о фламенко. Потрясло то, что женщины, танцующие огненный танец, становятся красивыми, сильными, обретают уверенность, а главное – прямую спину и особые, изысканные манеры. Наивно, но я действительно мечтала о прямой спине и грации рук, которая свойственна стилям женского фламенко. Вот это и был случай. Всё, что произошло дальше – можно считать серьезным.

Я стала искать школу… и как! В тот момент, конечно, существовали студии танца, где изучали фламенко, но… ближайшие – в Новосибирске, дальние – в Москве и Санкт-Петербурге. В Екатеринбурге были школы народного танца, в том числе, и испанского, но это было не фламенко.

Фламенко стало целью, и целый год я потратила только на поиски студии, где хоть что-либо знали о нем. Когда надежда была практически потеряна, я нашла школу «Золотое аи».

«Фламенко дало мне язык, путь познания себя. Вот почему я люблю его так безоговорочно», – сказала Ева Ла Йербабуэна. Ее слова по праву можно отнести и к Татьяне Максимовой, первому педагогу, пришедшему подарить красоту танца жителям Берёзовского. Хочется пожелать огромных успехов и творческих начал талантливому исполнителю, хореографу и учителю, который готов поделиться уроками мастерства на пути к успеху

– И там Вы встретили единомышленников, которым принадлежало право считаться «первооткрывателями» андалузского танца на заснеженном Урале? И Вы вместе с ними стояли у истоков возникновения нашей, уральской школы?

– И единомышленников, и друзей, и своего первого учителя Марию Титову. Но, нужно признаться, что тогда мы имели весьма отдаленное представление о фламенко: длинные цыганские юбки с оборками, прически с экзотическими цветами в волосах…

Мария Титова стала единственным педагогом, кто, пройдя всего лишь недельную стажировку в Москве, начал преподавать. Но, даже спустя три года совместной работы, мы по-прежнему очень мало знали о фламенко до тех пор, пока не увидели вживую выступление первого «носителя стиля» – испанского танцора. Было досадно осознать, что несколько лет занятий было потрачено почти впустую.

– Неужели Вы, такая сильная, целеустремленная могли отказаться от мечты? Что же удержало Вас во фламенко? Снова «красивая спина и грация рук»?

– Конечно, нет. Отказаться от фламенко невозможно, хотя мой путь не был усыпан испанскими розами. Появился профессиональный интерес к исследованию танца и погружению в него. Приходилось и учиться, и переучиваться. Мы многого не знали, никто из нас ничего не слышал о компасе (метро-ритмической основе танца), без которого фламенко попросту невозможно. Первые танцы ставила Мария Титова. А дальше… Дальше была Испания. Все, кто занимался или занимается фламенко, имеют две мечты: танцевать на сцене и поехать в Испанию. Сейчас в Екатеринбурге посетить мастер-класс по фламенко у именитого испанского танцора совсем не сложно, а вот 11 лет назад это было практически недосягаемо.

Испания стала настоящим потрясением. Мы поняли, что все предыдущие годы танцевали не фламенко, а нечто весьма отдаленно его напоминающее.

Всемирная танцевальная олимпиада в Москве. Третья слева – Татьяна Максимова. Фото Софьи Максимовой

– Не каждый решается пуститься в самостоятельное путешествие по незнакомой стране. Останавливает, прежде всего, языковой барьер. Вы говорите по-испански?

– Теперь да. Занятия фламенко обязывают изучить на первых порах хотя бы профессиональные термины. Это сейчас на уроках танца звучит испанская речь: испанский двенадцатидольник не соответствует представлениям о привычных размерах классической музыки, объяснить его специфику по-русски трудно, равно как и термины, связанные с постановкой рук и корпуса.

А в то время знали только английский, испанским же не владел никто, так что понимать педагогов-испанцев было невообразимо сложно. Но нашелся общий язык – язык танца. И вот тогда стало понятно, что фламенко – не просто танец. Это культура, философия, образ мыслей, способ выражения внутреннего мира, «предъявление» себя. Пришлось окунуться в историю страны, выучить язык, постичь обычаи... Я даже не предполагала, что обучение танцу потребует столь серьезных интеллектуальных усилий.

– И тогда, наполнившись впечатлениями от обучения, новыми знаниями об Испании и фламенко, Вы поняли, что сможете состояться и как исполнитель, и как педагог?

– Ничего подобного, и до первого, и до второго было еще далеко. В Испании мы только вобрали в себя «дух фламенко», осознали, что этот танец – живое искусство, которое создается каждым танцором и всякий раз – по-новому. Мир фламенко оставался непознаваемым, как Космос. В Испании мы впервые услышали не только живой звук, но и поняли, что фламенко создает не только танцор, но еще и гитарист с кантаором. Единый ритм задается для всех сразу. Фламенко танцуют сердцем и в ритме сердца.

Из Испании мы вывезли впечатление от хореографических уроков и эмоции, которые захватили нас целиком, подчинили нас ритмам Гранады и Андалусии. Именно тогда фламенко стало частью жизни. Но я еще долго не считала себя ни профессиональным танцором, ни, тем более, педагогом. Я просто еще сильнее хотела танцевать.

Татьяна Максимова (справа) на чемпионате России. Фото Софьи Максимовой

– А как же домашние хлопоты, муж, который ждет внимания жены? Фламенко не могло разрушить семью?

– Мой муж – человек не просто умный, он мудрый. Он всегда понимал, поддерживал и сейчас продолжает поддерживать меня. Мое отличное настроение, нравственное благополучие были всегда важны как для него, так и для моих детей. «Я понимаю, что если не будет фламенко, не будет семьи», – сказал он как-то. Вечерние занятия два раза в неделю отнимали не так уж много времени: женщина должна быть увлечена каким-либо делом, разумеется, не в ущерб семье. В этом, на мой взгляд, залог семейного счастья.

– Редко бывает, когда увлечение, вызванное случаем, становится профессией. На сегодняшний день Вы стали одной из лучших исполнительниц фламенко. Ваш путь во фламенко – это история успеха женщины, нашедшей себя?

– Говорить о том, что я – лучшая, не просто нескромно, неправильно. И по многим причинам.

Во-первых, есть те, кто танцует намного лучше меня. Талант и трудолюбие танцоров равнозначны. Мы – поколение поиска. Мне сложно говорить о личном успехе. Становление школ фламенко было нашим успехом.

Во-вторых, фламенко невозможно оставить. Это знает всякий, кто хоть раз выходил на сцену. Поэтому работа и над собой, и над улучшением техники танца не прекращается никогда. В нашей профессии успех – это только перспектива.

В третьих, мы хорошо танцуем, потому что мы выстрадали это право годами учебы. Молодые исполнители проходят путь в изучении танца гораздо быстрее, чем мы. Это обусловлено тем, что теперь есть и где, и у кого учиться. Можно стать хорошим танцором за сравнительно небольшой срок. Мы же учились долго. Но во фламенко я действительно нашла себя. А потом… появилась Венера Гарипова, которая открыла свою школу Bario Flamenco и изменила многое. Она ставила настоящее puro!

– Что такое «puro»?

– «Puro» в переводе с испанского – «чистый», если применить к фламенко, то получается настоящий, первозданный танец. Концепция видения танца Венерой Гариповой принципиально отличалась от концепции Марии Титовой. Если вторая была ориентирована на зрелищность, академизм манеры, своеобразную обработанность танца, то у Венеры был иной взгляд на хореографию. Она настраивала исполнителя на поиск себя во фламенко, предлагала раскрыться через танец. Ведь фламенко – это диалог танцора со зрителем. Каждый исполнитель рассказывает свою историю, делится собственным жизненным опытом. Вы знаете, что все люди разные, и те движения, которые красивы в исполнении одного танцора, у другого не получаются. И Венера, как никто, это понимала. Человеку, пришедшему в ее школу, помогали изучить себя, полюбить свое тело, осознать себя красивым, выразить красоту в пластике. После Марии Титовой, которой я бесконечно благодарна за долгие годы совместной работы, Венера Гарипова стала моим вторым учителем. Благодаря ее инициативности в Екатеринбург стали приезжать педагоги из Испании, проводившие блестящие мастер-классы. К слову, три месяца в школе работала блистательная Лаура Пирри.

Поиск себя привел к мысли о том, что я могу танцевать сольно.

View the embedded image gallery online at: http://www.zg66.ru/publications/culture/5389-38-bailaora-otkroet-shkolu-flamenko.html#sigProIdab30764428

Фото из архива Татьяны Максимовой

– Первый выход на сцену любого исполнителя связан с волнениями, тревогами и некоторой неуверенностью. Что вы испытали, когда впервые оказались один на один теперь уже с Вашим зрителем?

– Первый выход на сцену – большой стресс… и большая радость, потому что наступает момент, когда очень хочется отдать себя, поделиться с другими тем, что важно для тебя, и, может быть, для них. Публика искренняя. Когда ты танцуешь с сердцем, они дарят тебе свои сердца… и аплодисменты – высшую награду для любого артиста. Это и принятие тебя, и признание.

– И откровение?

– И откровение со зрителем. Я начала учиться фламенко довольно поздно, после тридцати. И для многих женщин, мечтающих начать танцевать, подобный опыт покажется важным. Многие, посещавшие танцевальные студии, знают, что уровень мастерства, позволяющий выйти на сцену, далеко не всегда достижим. И это часто становится причиной того, что занятия прекращают.

Во фламенко всё иначе. Большинство начинающих заявляют, что никогда не выйдут к зрителю. Но тот, кто полюбит фламенко по-настоящему, в глубине души всегда будет желать диалога с публикой, мечтать о своем танце, своей истории, своей музыке. Даже самый отрицающий танцор или танцовщица рано или поздно к этому придут. И когда получится станцевать для других, уйти из фламенко будет невозможно так же, как разучиться дышать.

Нужно понимать, что выход любого танцора на сцену не безупречен. Не надо думать, что когда-нибудь ты достигнешь абсолютного совершенства. Это тупик, потому что все знать и все уметь невозможно. Нужно идти, делиться опытом, эмоциями… и танцевать.

– И учиться вечно?

– Если хотите, да. С первого занятия фламенко начинается колоссальная работа над собой, ибо, вглядываясь в себя, каждая женщина понимает, что очень хочет быть красивой и желанной. Когда женщина надевает длинную юбку, прикалывает к волосам цветок, смотрит на себя в зеркало, она себе нравится. Зеркало отражает всё: настроение, жесты, мимику, фигуру.

– Татьяна, вы так рассказываете о фламенко, что уже хочется танцевать. Этому сложно научиться? Ведь, как известно, в отличие от классических танцев фламенко – воплощение асимметрии. В нем нет синхронности движений, что делает танец довольно сложным.

– В отличие от прочих танцев, фламенко хорош тем, что уже на первом уроке можно почувствовать себя танцующим, ведь движения руки, кисти с классическим флорео подобны взмаху расправленного крыла. И это магия! Асимметричность движений и является той стилистической особенностью, которая отличает стиль фламенко от иных. И это не сложно.

В большинстве танцев, таких, как вальс, румба, танго, сальса, нужен партнер. Его отсутствие часто становится помехой в стремлении к танцевальным высотам: ты либо профессионал, либо уходишь. Во фламенко не нужна ни группа, ни партнер. Ты абсолютно ни от кого не зависишь, можешь заниматься индивидуально. И, если бальными танцами лучше начать заниматься в раннем детстве, то при выборе фламенко возраст не имеет никакого значения. Посмотрите ролики на Youtube, возраст танцовщиц нередко почтенен, а сколько экспрессии и страсти! В Испании фламенко танцуют 80-летние! И, чем больше лет исполнителю, тем интереснее и выразительнее его история! В этом танце первично содержание, и, подобно эпическому тексту, чем больше опыта – тем глубже контекст.

– Татьяна, почему Вы планируете открыть школу в Берёзовском, а не в Екатеринбурге?

– Причин много. Во-первых, я родом из Берёзовского. Здесь прошло мое детство.

Во-вторых, современный Берёзовский – это город молодых, а молодежь – публика увлекающаяся. Фламенко – яркий танец, молодые его полюбят.

В-третьих, в Берёзовский многие возвращаются вечером из Екатеринбурга и хотят после работы уделить время себе и своему здоровью. Мой муж недавно сказал: «Мне нужна жена здоровая». Занимаясь фламенко, улучшаешь свои физические показатели. Но, если честно, я думаю, что занятия в школе-студии привлекут не только совсем юных. Фламенко – великолепный способ преодолеть кризис среднего возраста и сохранить семью. Не секрет, что на каком-то этапе семейной жизни отношения разлаживаются. Если после занятий мужчина видит помолодевшую жену – это ли не счастье? Рядом с ним – красивая женщина, в глубине глаз которой кроется бездна, так и не разгаданная им тайна… Чем не поэзия? Это ли не повод для обновления отношений?

И, в-четвертых, педагогов, преподающих фламенко, мало! И в стране, и в Екатеринбурге. Настоящие школы есть только в крупных городах. Поэтому открытие школы в моем родном городе – это мой подарок малой родине. Я хочу видеть березовчан еще более красивыми!

– Вы не только танцуете фламенко, но являетесь модельером, создателем костюмов для танца, отлично шьете. В Ваших костюмах танцуют не только лучшие мастера фламенко в Екатеринбурге, но даже испанские исполнители, некогда преподававшие на Урале в Bario Flamenco.

– И это правда! Есть швея, которая шьет, а есть швея, которая танцует и шьет. Я из таких, а потому понимаю, как важно для исполнителя, чтобы костюм был удобным и легким. Нужно уметь платьем подчеркнуть красоту контуров тела танцора. Важно всё: фигура, рост, полнота женщины, длина ноги, высота каблука, какой должна быть юбка танцовщицы – длинной или короткой. Любой костюм для фламенко ярок и красив! Юбка «в пол» идет любой женщине, подчеркивает ее изящество и грациозность. Я люблю подбирать и комбинировать ткани, придумывать модель для каждого исполнителя, стараться, чтобы костюм шел, украшал, был удобным. Русская стилизация костюма отлична от аутентичного испанского. Русский тяготеет к внешней красоте, изысканности, в отличие от испанца, который может танцевать в том, в чем шел по улице.

– Где и когда откроется Ваша школа? Когда березовчане получат уникальную возможность приобщиться к культуре танца, попробовать себя в исполнительском искусстве?

– Открытию школы будет предшествовать концерт, на котором для березовчан вместе со мной будут танцевать мои коллеги: Мария Титова, Ирина Камалова, Александра Крашневская и Анна Христова. Это будет настоящее исполнение фламенко с «живым звуком». Концерт пройдет 1 октября во Дворце молодежи города Берёзовского, начало в 16:00 (возрастная маркировка: 6+).

Открытие школы-студии фламенко La Tati в Берёзовском состоится 16 октября в 19:30. Занятия будут проходить во Дворце молодежи по ул. Театральная, 7 (понедельник, среда – начало в 19:30).

Перспектив много: хочется, чтобы появились не только взрослые, но и детские группы. И, если работа наладится, появятся еще педагоги.

Здесь, на моей родине, в Берёзовском, мне важно быть увиденной и понятой моими земляками, а в перспективе – единомышленниками, учениками и, возможно, будущими коллегами. Поэтому, открывая школу-студию, я несу огромную ответственность перед теми, кто ко мне придет или приведет своих детей. Я надеюсь, что и у моих земляков фламенко станет семейным увлечением, которое укрепит мир в доме.

Публикуется на правах рекламы

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg