Новости
14 ноября 2017, 14:34

Спецпроект к 100-летию революции: «Резня, где каждый друг против друга»

Автор : Екатерина Холкина

Великая Октябрьская социалистическая революция – одно из самых противоречивых и сложных для изучения событий истории России. Несмотря на то, что относительно немного времени прошло, и документальных источников сохранилось очень много. Но в это время происходила острая политическая борьба, менялась вся система государственного управления и жизненного уклада, а значит, не всем источникам можно доверять.

На протяжении десятилетий официальная история революционных событий 1917 года рассматривалась только в рамках коммунистической идеологии, поэтому многие документы и свидетельства очевидцев были скрыты или вообще уничтожены. О событиях 100-летней давности многие имеют весьма однобокое представление – со стороны победившей партии большевиков.

Что происходило в нашем городе и в стране целом в те годы, рассказывает заведующий частным Музеем Шахтой, краевед Анатолий Каптур.

– Анатолий Алексеевич, что представлял собой Берёзовский перед революцией?

– Это заводской город, в котором много нищеты, бедности, неудачливых старателей. Это грязный болотный город, где толком ничего и нет. Плюс лютует горная полиция, которая имеет неограниченную власть: фактически она могла делать всё что угодно с работниками рудника.

К началу революции заводы в упадничестве. Вода откачивается плохо, люди получают всё меньше денег. Все пытаются свести к тому, что большая часть революционеров была выходцами из бедноты, на самом деле это не так. Большая часть известных революционеров – из купеческих семей, обеспеченных людей, и непонятно, чем они были мотивированы. Скорее всего, они вовремя «переобулись».

– Наш край был преимущественно «красным»?

– Однозначной революцию здесь назвать нельзя, потому что белые были достаточно сильными. Основные фронты гражданской войны прошли по Уралу, Сибири. Белогвардейцев было много, плюс горная полиция имела большие ресурсы. Но противостоять красным они не могли всё равно, поэтому революция во многом была подпольной – происходило вредительство чистой воды, например, порча оборудования. И потом большевики сделали этих вредителей героями войны.

Сохранилось источники, что белые лютовали, скидывали людей в шахты, хоронили заживо, но красные были не лучше. Успешные старатели лишились практически всего, их раскулачивали. Поэтому нельзя говорить, что революция была поддержана всеми на ура. Старательство – такая самодурная вещь, где люди имели большие деньги и хорошо жили. Но были и те, кому не так везло. Из-за этой зависти происходило много кровавых событий. Хотя опять же здесь не сохранилось свидетельств очень жесткой продразверстки. Нужно понимать, что говорить достоверно о той и о другой стороне сегодня сложно. Это была кровавая резня, где все друг против друга.

– В воспоминаниях очевидцев тех лет сохранились сведения, что люди восприняли отречение царя как праздник?

– Манифест об отречении не был признан однозначно хорошо. Овации, о которых говорят, были достигнуты за счет провокации. Для многих людей это был шок, потому что на Урале Николай II по-прежнему считался иконой, это был человек с божественной властью. Это не касалось присланных революционеров из Екатеринбурга, Москвы – они пытались вести пропаганду, но им было непросто: люди верили в самодержавие. Вера эта была сильно разрушена после убийства царя – оно показало, что царь не бессмертен: раз умер, значит, не настоящий, можно убивать всех. После этого страну захлестнула кровь.

Убийство царской семьи оказалось переломным моментом для всех, кто верил в монархию. После этого у монархии не было шансов. Боролись только колчаковцы и другие белые генералы, но им уже не верили. Если бы в свое время царя убили в Великобритании, то там не было бы сейчас монархии. Если бы этого убийства не произошло у нас, то революция бы захлебнулась кровью и в наших краях, а так всё прошло более или менее спокойно.

Царь был единственным гарантом безопасности, неприкасаемости. После этого неприкасаемых нет, это вернется только при Сталине культом личности. Вообще с убийства Николая II до зрелых лет правления Сталина – в стране большой пробел непонятности, безысходности, неизвестного будущего и торжества материализма, когда каждый думает о себе. Во многом наступает настоящая свобода, где каждый не так подвластен пропаганде.

Фото из личного архива Анатолия Каптура

– И всё же, революция у нас стала синонимом освобождения?

– Революция для Берёзовского была большой бедой, а не праздником, как ее описывают. После нее шахты были затоплены. В эти годы останавливаются драга, шахты, золотопромывальная фабрика. Если оборудование в шахтах и на фабриках остановилось – зимой оно замерзает и потом разрушается. К окончанию Гражданской войны всё, чем славился Берёзовский, – прежде всего, инженерной школой, было уничтожено. Инженеры еще пытались что-то сохранить, но это было тяжело – каждый в это время думал, прежде всего, о себе. Наступила идеология: всё народное – значит, всё ничье, значит, всё мое.

На митинги выходили сотрудники шахт, которые жили в ужасных условиях и верили, что можно что-то изменить. Но изменений не произошло, и до 1930-х годов город как был в упадничестве, так и остался. Спад начался еще в 1906 году и до 1938 здесь практически ничего не добывали.

Во многом всё было разрушено потому, что была потеряна технология – уничтожили большую часть управленцев. Никто не знал, как добывать и что с этим делать. Старатели, у которых остались навыки, работали нелегально. Это складывалось в карманы, поэтому сколько добывалось золота – сказать невозможно. Только после 1940-х запретили его свободно мыть.

Кто виноват, что так всё прошло? Скорее всего, горная полиция и заводчики, они лютовали больше всех. Затем на смену карательной горной полиции пришли отряды красногвардейцев, которые спокойно могли расстреливать кого угодно. Есть легенды, что в подвалах школы № 33 активно пытали и расстреливали людей. Повторюсь – про достоверность говорить невозможно: здание горной полиции снесено, архивы сожжены, архивов рудника не сохранилось.

– Но так происходило не везде?

– В Екатеринбурге и других крупных городах результатом Гражданской войны стало освобождение: это не революция рабоче-крестьянская, это сексуальная революция. Люди освободились, познали материальную сущность. 20-30-е годы этим и интересны. Такого количества откровенных текстов в литературе ни до, ни после у нас не было. Тот же «Ванька голый» на площади 1905 года – символ освобожденного труда. Только вот свободы достигли, а куда дальше двигаться, непонятно. Все управленцы и лидеры, которые смотрели хотя бы на год-два вперед, уничтожены. Из кризиса всё же выбрались – люди получали образование, приезжие инженеры появились.

Но в Берёзовском было не так. Это по-прежнему матриархальный город, который живет традиционно, хоть здесь много инженеров и рекордное количество людей, умеющих читать. Никто не хотел изменений, кроме костяка, который ведет жесткую пропагандистскую работу.

Так иллюстрировали перемены, которые наступили после революции 1917 года, в официальных источниках

– Какое еще производство находилось в то время в Берёзовском?

– Три лавки мясников, около купчихи Бойцовой находилась прядильная фабрика, был двор, где разливали царскую водку. Больших потрясений для обычных людей не было: они как работали за копейки, так и продолжали работать.

В целом революция была проведена здесь без большого кровопролития. Да, в шахты скидывали расстрелянных – и та, и другая сторона. Людей вылавливали на улицах, избивали. Например, рабочие провоцировали надсмотрщика до первого удара и затем просто забивали. То же самое происходило и со стороны горной полиции, еще до революции. Такие убийства были рядовыми во многих заводских городах.

– И что в итоге? Победившим удалось построить новую жизнь?

– Главная проблема Гражданской войны заключается в том, что мы всегда принимаем чью-то сторону. Нельзя говорить, что кто-то освободил город. Неважно, кто победил, Берёзовский пострадал в любом случае. Это была война, где не было правых людей. Она была никому не нужна, ничего не принесла ни людям, ни заводам. От войны и революции больше разрушений, чем пользы. Иначе было разве что в Полевском, где действовал революционер Павел Бажов, поднимая образование и культуру. В Берёзовском такого человека не было, и всё было потеряно. В революционных книгах говорилось, что снесение Ильинского храма стало праздником, но многие посчитали его кощунством: храм пророка Илии целиком был построен на пожертвования людей.

У полиции не было навыков борьбы с революционерами, только горная полиция всегда использовала метод кнута. Но и полиция, и горная полиция – единственные, у кого было оружие, – разоружились полностью в один день. Либо их семьи запугивали, либо это неграмотное решение руководства. А может, решили, что революция уже победила.

– Когда настали первые положительные изменения?

– Город начал очухиваться с 1930-х годов, когда люди получили образование, отошли ужасы Первой мировой и Гражданской войн. Голод, конечно, был, но надо понимать, что он был здесь всегда – люди никогда не жили сыто. Сильнее голодали в Великую Отечественную, но справились по рецептам Гражданской войны. Можно сказать, Гражданская война закалила людей для войны 1941-1945-х: они привыкли к потрясениям, еще не успели пожить хорошо.

После революции, по сути, людям дали возможность работать на тех же заводах, только не за копейки, а за великую идею коммунизма, то есть бесплатно. Это были те же рабы, но рабы свободные. Свободный раб – самый страшный раб, потому что он не знает, что с этой свободой делать.

– Но всё же свобода подарила людям возможности?

– Большая часть людей в Берёзовском относилась к династиям. В шахту просто так не приходили – все знания переходили из поколения в поколение. Это кастовая система: если твой отец шахтер, у тебя нет другого выбора. А свобода дала возможность выбирать, и многие в шахту не захотели. Эта работа означала, что человек уже к 35 годам становится никому не нужным инвалидом с копеечной пенсией. В компании Асташева были какие-то доплаты, страховки. Это было связано с тем, что люди Асташева ездили в Европу, смотрели, как всё устроено там, пытались перенять. Но это получалось плохо – там люди не жили у самого завода, в землянках, шахтерских времянках, у них была другая мотивация. Во всем мире такие здания – временное строительство, у нас – постоянное.

Кандалы. Экспозиция Музея золота

– Если включить фантазию: как развивалась бы альтернативная история, без революции?

– История не знает слова «если». Революция произошла. Причем началась она давно, до 1917 года. Россию не зря считают родиной терроризма.

Да, главными причинами революции считаются слабая политика Николая II, его отречение, но на самом деле к ней привело огромное количество нелепых обстоятельств, начиная с амбиций дворянства, которое решило в ходе февральских событий, что теперь ему можно править.

Даже Ленин не знал наверняка, что случится революция, ему пришлось экстренно принимать некоторые меры. Думаю, если бы мы миновали Гражданскую войну, Россия бы развалилась на части. Если бы царя не убили, возможно, Колчак бы его освободил, и в одной части страны воцарилось бы самодержавие, в другой – началось строительство коммунизма. Потом бы была неминуемая война между этими частями. А так – они вырезали друг друга, и после этого их можно было объединять.

Крест на революции поставило самоубийство Маяковского. Он погиб не из-за любви, как считают многие, а из-за потери идеалов, потому что жил революционным движением, верил в изменения, а их не произошло. Наверно, революция и правда не удалась, потому что коммунизм мы так и не построили.

Классовая борьба в первые недели после революции

Советская власть в Берёзовском была встречена по-разному. Управление Берёзовского золотопромышленного товарищества проводило самый неприкрытый саботаж. Управители приисков не признавали новую власть и не давали отчетов о добытом золоте. Рудники приходили в запущение. Середняки, старатели колебались.

Часть добытого металла расхищалась. Не признавало Совет и кредитное товарищество. Оно всемерно тормозило закупку хлеба, хотя в этот момент уже проявились первые признаки голода. Особенно распоясалась торговая буржуазия. Она использовала каждую слабую сторону новой власти, дезорганизовала торговлю и снабжение населения. Духовенство и монахини, а также бывшие сословия распространяли клевету на руководителей комитета РСДРП(б), Совета рабочих и солдатских депутатов, отряда Красной гвардии. Особенно использовали солдаток, которые получали небольшие пайки хлеба и жили впроголодь. Особенно бурным было собрание березовчан 21 ноября 1917 года. На нем было более тысячи человек.

Ситуация обострялась и потому, что большой базы для работы большевистской организации в Берёзовском заводе не было, так как более половины населения работали старателями, психология которых схожа с психологией крестьянства, и поддерживали они партию эсеров.

Рабочие коллективы в Берёзовском заводе были только на мехзаводе (около 40 человек), на электростанции (человек 50) и на шахтах золотопромышленного товарищества бывшей компании Асташевых. Среди рабочих шахтеров по сознательности впереди шел коллектив Трёхсвятительской шахты, которая находилась за мехзаводом.

29 декабря 1917 года на общем собрании был выбран новый штаб золотых рудников. Его избирали более полутора тысяч рабочих. Позиции Берёзовского Совета укреплялись. Была осуществлена конфискация золотых приисков и установлен контроль над производством. Была запрещена скупка хлеба частниками, за нарушение постановления Совета о хлебной торговле на спекулянтов наложена контрибуция.

Из воспоминаний Марии Леонтьевой, архив библиотеки г. Берёзовского

«Служите, сынки, мы хотим жить при Советской власти»

Зинаида Сарафанова, врач-онколог, Почетный гражданин Берёзовского:

– Когда началась революция, сын у бабуши был студентом Казанского университета, учился на физико-математическом факультете. Дяде Мише было 17-18 лет, когда он пришел домой в шлеме со звёздочкой, символизирующей Красную Армию. Тогда все студенты в нее вступили и воевали.

Дядя Миша в одном из боев в болоте простыл. Два месяца его безуспешно лечили от воспаления легких в военной части, а потом привезли домой, и местный врач (бабушка была свердловчанкой) поставил ему диагноз – скоротечная чахотка, то есть туберкулез. Через два месяца дядя умер. Папа же был призван в 1919 году на Северный Кавказ в кавалерию. Жили в бараке, питание было плохим, и грузинки приносили им хлеб и еду. Говорили так: «Сынки, служите, мы хотим жить при советской власти».

Ушел мещанин – настало время патриотов

Александр Глазырин, бывший депутат городской Думы,учитель истории в гимназии № 5:

– Революция 1917 года – это величайшее событие XX столетия. После этой даты всё человечество пришло в движение. Большинство народов мира начало движение к свободе, равенству, братству.

Произошло размещанивание человека. Я родом из сельской местности в Кировской области, и моя мама уже в 14 лет пахала на сохе. Что скрывать – жизнь рабочего и крестьянина была несладкой. Нищий народ принял революцию с энтузиазмом. Люди и после нее работали от зари до зари, но недовольных не было, никто не жаловался и не плакал – все трудились ради великого будущего.

Революция сохранила страну от распада. Революция из человека-мещанина сделала человека-патриота. Благодаря этому мы выстояли нападки запада. Гражданская война была начата не нашим руководством, но Ленин сумел сохранить страну. Затем его дело продолжил Сталин, он страну от сохи поднял в космос. Сегодня из Сталина сделали палача.

После революции были созданы крупнейшие в мире электростанции. До этого Россия сидела во тьме, с лучиной. А мы переживали катастрофу за катастрофой: только закончилась Гражданская война, только началось восстановление страны, которая была разрушена до основания, как 1939 год – финская кампания. На это была нужны ресурсы. Но запад снова не унимается – Германия объявила войну… Народ выстоял в годы Великой Отечественной войны именно под знаменем партии.

«Если случилось, значит, была необходимость»

Всеволод Аникин, общественник, хореограф школы танцев Crystal:

– Достаточно сложно судить события столетней давности, не наблюдая их своими глазами, потому что живешь в иное время, когда всё совершенно иначе.

О чем можно судить из учебников, школьной программы? Случился перестрой, смена власти. Если это произошло, то произошло не просто так, значит, в этом была необходимость. Могло бы оно пойти как-то по-другому? Наверно, да.

Политическая среда и сейчас напряженная. Мне посчастливилось в этом году попасть на митинг Навального в Москве. Он, в конечном счете, не удался. Во-первых, митинг запретили, а в прессе осветили, что на нем присутствовали порядка 80 человек, хотя на Тверской на шествие вышло не менее ста тысяч человек. Идет искажение истории в прямом эфире. Несмотря на реальные события и действия, общественности сегодня не дают понимать, что происходит на самом деле. Мне кажется, что 100 лет назад всё было иначе – всё было более открыто для обычных людей.

«Cтрана стала лучше, и мир стал лучше за наш счет»

Михаил Киндрась, руководитель исполнительного комитета Берёзовского местного отделения партии «Единая Россия», заместитель главного врача Берёзовской центральной городской больницы:

– Отношение у меня неоднозначное к тем событиям. Если говорить о революции, я бы разделил вопрос на два больших: горжусь ли я, что мы – родина Октябрьской революции? Да! Хотел бы я, чтобы тогда всё это произошло у нас? Нет. Объясню. Есть такая поговорка – чужими руками каштаны из костра... Мы оказались теми самыми руками, которые эти каштаны достали.

В свое время случилась у нас революция, и для остального мира мы стали страшилкой – во многих странах поняли, что подобное может случиться и у них. И что началось? Мир стал принимать человеческое лицо. Народ ведь жил бедно, эксплуатация рабочего класса была. Мир должен быть благодарен за то, что мы пережили эту катастрофу. Рабочие других стран пожинают ее плоды.

Если бы существовала машина времени, и можно было исправить ошибки прошлого, я бы не хотел, чтобы это случилось именно в нашей стране. Любая революция – это беда: покалеченные жизни и судьбы. Но если бы этой революции не было, мир был бы хуже. В других странах тоже была волна – не зря люди во Франции гордятся своей революцией.

Сейчас мы говорим – вокруг живут хорошо. Я уверен, что это заслуга наша. В итоге страна стала лучше, и мир стал лучше. Но я бы хотел в дальнейшем, чтобы наша страна становилась лучше за чужой счет. 

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg